Лучше с анашой

В большом числе стран марихуана то и дело используется как лекарство от многих болезней. Насколько же целебна конопля на самом деле?

Конопля не новое растение. Он используется с незапамятных времен. В Сербии  в могильных курганах обнаружены обугленные семена, которые датируются по происхождению около 3000 до Рождества Христова. В Китае конопля используется в медицине уже тысячелетия. Также в Америке конопля имеет исторические корни: Джордж Вашингтон разводил коноплю на горе Вернон. Конопля долгое время была легальной  и использовалась в большом количестве настоек и экстрактов.

Лили Роуланд принимает дозу медицинской конопли, которая состоит из не психоактивного КБД. До этого она испытывала сотни приступов в день. С 2012 года ее родители переехали в Колорадо, где лечебная конопля разрешена. Лекарство помогает не каждому, но у 9ти-детней Лили почти нет приступов.

В США пришло резкое окончание использования через пропагандистский фильм «Марихуановый экстаз» в тридцатых годах, в котором конопля была представлена как трава-убийца. Марихуана отравляет молодежь и  является трамплином для тяжелых наркотиков. Конопля нырнула в небытие на долгие семьдесят лет, на период, когда медицинское исследование практически застопорилось. В 1970 Американское федеральное правительство поставило марихуану в лист I Опиумного закона – наркотик без доказанной медицинской выгоды и большим риском использования. Анаша была помещена в категорию, аналогичную для героина. Почти все исследования конопли рассматривались как преступление. Но на сегодня все больше людей со всевозможными болезнями получают пользу от наркотика, исследование которого процветает. Наука обнаруживает то и дело различные применения для этого удивительного  многогранного растения. «Хотя марихуана официально по-прежнему считается тяжелым наркотиком», - рассказывает  главный хирург Вивек Мурси, глава американского здравоохранения,  «в последнее время исследования марихуаны проходят с интересом, в виду того, что трава благотворительно влияет на определенные болезни и симптомы».

В 23 американских штатах разрешено использование конопли при определенных заболеваниях, и большинство американцев поддерживают легализацию использования в развлекательных целях. Так же в других странах отношение к конопле становится менее спорным. Парламент Уругвая проголосовал за легализацию. В Португалии анаша больше не является нелегальной. В Израиле, Канаде, Нидерландах разрешено медицинское использование конопли и за прошедшие годы законодательство о владении коноплей в большинстве стран становится более гибким.

Анаша выигрывает территорию, и все больше мест будет благоухать ее узнаваемым и убедительным ароматом. Хотя и не было известно о смертельной передозировке, марихуана все-таки сильный наркотик (это применимо по отношению к современным, сильным вариантам), который в некоторых ситуациях может принести ущерб.

Тем не менее, многие обращаются к конопле как вспомогательному средству при различных недомоганиях.  Пользователи говорят, что это вещество прогоняет стресс, боль, бессонницу и недостаток аппетита. Самокрутка могла бы помочь при тошноте, спазмах дыхательных путей и воспалении, анаша так же доказала свою пользу при серьезных случаях неукротимой икоты. По мнению некоторых ученых составные части этой травки регулируют наши жизненные функции: они охраняют мозг от травмы, дают иммунной системе мощный импульс и помогает смягчить воспоминания о крайне радикальных событиях. На сегодня принятие марихуаны во многих странах увеличивается, порождая важнейшие вопросы. Какой эффект оказывает применение на дух и тело? Что рассказывают нам химические компоненты травы о нервной системе? Могут ли эти компоненты оказывать положительный эффект на здоровье?

 

Химик

Затруднение

На полпути к двадцатому веку едва ли были возможны к проведению научные исследования о марихуане. Составные элементы и их работа были окутаны туманом. Анаша был нелегальной. Поэтому ничего нет странного в том, что почти не было исследователей, которые отважились бы этим заняться.

Но в один прекрасный день, в 1963 году, молодой биохимик Рафаэль Мешулам, работавший в Вейцманском Научном институте недалеко от Тель-Авива, решил исследовать более детально химические составляющие растения. Его удивило, что психоактивные компоненты марихуаны все еще были неизвестны. «Это растение было битком набито неизвестными  компонентами», - воскликнул он. Мешулам, в настоящий момент ему 85 лет, получил в распоряжение около пяти кило конфискованного Ливанского гашиша. Со своей командой исследователей он выделил целую шкалу активных веществ, которые он вводил участвующим в эксперименте макакам-резус. Только  один из них проявил себя как полезный. «Макаки-резус достаточно агрессины в реакциях на любые введенные субстраты», - рассказал он, «но с этим введенным компонентом в крови они были спокойны».

Таким образом, Мешулам и его коллеги открыли тетрагидроканнабиол (ТГК), важнейший активный компонент каннабиса. Далее они разгадали химическую структуру  другой важнейшей составляющей – каннабидиол (КБД). КБД - многообещающий для различного применения, но не дает психоактивного эффекта.

Ферма марихуаны на востоке Денвера. Выращиваемая здесь травка не является психоактивной. Из растения делают канаты и бумагу, но главной целью является применения в медицине. Семена перерабатывают в масло, которое дают детям, больным эпилепсией.

Благодаря этому и другим новаторским исследованиям Мешулам вырос до исследователя-основоположника канабиса, а его работа нашла последователей во всем мире.

В его рабочей комнате, полной книг и призов, я беседовал с ним о быстрых темпах развития исследования марихуаны. «Это полностью твоя вина», сказал я. Он рассмеялся и ответил на латыни: «Mea culpa!» Что в юриспруденции означает: признаю вину.

Почти ни одна страна в мире не имеет подобной прогрессивной программы лечения марихуаной, такой как в Израиле. Мешулам горд этим. Около двадцати тысяч человек получают разрешение на использование конопли при лечении глаукомы, болезни Крона, воспалениях, нарушении аппетита, синдроме Туррета и астме. Однако он не является сторонником увеселительного использования марихуаны. Хотя он не видит необходимости в назначении тюремного штрафа за хранение травы, он заостряет внимание на том, что марихуана «не является безвредной вещью» - это предупреждение направлено в основном к молодежи. Мешулам указывает на  исследование, из которого следует, что долгое использование марихуаны, с высоким ТГК-содержанием, может повлиять на мозг. «Пользователи анаши», говорит он, «могут в некоторых случаях страдать от панических атак, а люди, имеющие генетическую предрасположенность, дойти до шизофрении».

Мешулам рассматривал каннабис как рабочий материал, который должен подвергаться строгому контролю и который должен быть хорошо исследован. «В настоящий момент люди не знают, что они получили», - жалуется он. «Для медицинского использования должны быть четкие результаты. Оправдано с научной точки зрения только то, что вы это сможете использовать». Этот подход привел к тому, что Мешулам в 1992 расширил свое исследование на изучение влияния на мозг. Он сделал замечательное открытие: собственные химические составляющие организма связываются с теми же рецепторами в головном мозге, что и ТГК. Мешулам назвал это вещество анандамид, что на санскрите означает «блаженство».

В конопляном бизнесе все еще расплачиваются наличными, так как банки не хотят принимать участия в “грязном деле”. Чтобы обезопасить себя и выручку, многие продавцы носят оружие.

С того времени было обнаружено много эндоканнабиоидов и их рецепторов. На сегодня мы знаем, что эндоканнабиоиды участвуют в специфических нейрологических функциях приблизительно в такой же манере, как и эндорфин, серотонин и допамин. Физическое напряжение, по словам Мешулама, заботится о повышении эндоканнабиоидов  в мозгах, механизм, который «вероятно можно сравнить с бегуном на дистанции, выбравшего лучшего бегуна как цель». «Эти составляющие», объясняет он, «похоже, играют важную роль для мозговых функций, таких как память, равновесие, волнение, здоровая иммунная система и нейрозащита».

Много фармакологических компаний, которые производят медикаменты на основе каннабиса, пробовали выделить специфические компоненты из этого растения. Но Мешулам подозревает, что компоненты лучше работают в комбинации с другими составными частями марихуанны. Это одна из множества загадок, которая, по его мнению, заслуживает более подробного исследования.

«Мы знаем все еще очень мало», говорит он, «и я хотел бы еще прожить достаточно, чтобы посвятить этой теме достаточно времени, потому как возможно, что каннабиноиды на разный манер играют роль при различных заболеваниях у людей».

 

Ботаник

Из подполья

Здание анонимного бизнеса, где я сейчас нахожусь, стоит напротив полицейского бюро и занимает около 4000 квадратных метров.  Раздается гудящий звук, двери открываются, и меня встречает Филипп Хейг, глава Mindful, одного из самых больших производителей конопли на свете. Долгие года Хейг был звездой семейного бизнеса в Техасе, но сейчас у него далеко идущие бизнес планы.

Mindful хранит замороженные семена со всего света – Азия, Индия, Северная Африка и Карибские острова. Хейг, ярый сторонник легализации марихуаны, ездил за ними по всему свету.  Его завораживает исторические био-изменения растения. Его коллекция содержит очень старые экземпляры и  является частью интеллектуальной собственности Mindful. «Использование конопли уходит вглубь веков дальше, чем открытие письменности, она всегда была частью нашей жизни; растение разрослось по центральной Азии сразу после Ледяного периода, а уже потом и по всему миру», говорит Хейг.

Филип Хейг нюхает корни одного из своих конопляных растений, чтобы узнать, здорово ли оно. Он выращивает коноплю большую часть своей жизни, и познакомился с многими видами конопли, когда путешествовал по свету. Он хочет вывести новый сорт медицинской марихуаны.

Хейг был участником зеленой революции в Колорадо с самого начала – когда министерство внутренних дел огласило свое нежелание спонсировать исследование медицинской марихуаны в 2009 году, он посмотрел на свою жену и сказал: «Мы переезжаем в Денвер». Теперь он стоит во главе организации, имеющей 20 000 саженцев конопли – одной из самых больших  плантаций в мире.

Мы идем мимо сушильных комнат и проходим в холл. Слышен звук насосов, вентиляторов, генераторов и подстригающих машин. Рядом проезжает маленький фургон. По углам расставлены камеры.

«У Mindful большие планы на будущее – в других штатах уже началось строительство похожих зданий. Травка еще та, я каждый день поражаюсь тому, что тут творится», говорит Хейг. Он открывает тяжелую дверь, и я начинаю моргать от внезапного потока света, вызванного несчетным количеством плазменных ламп. Мы проходим в огромную комнату, здесь тепло и стоит запах, который обычно встречаешь на поп-концертах, только здесь он в сто раз сильнее. Когда мои глаза привыкают к свету, передо мной предстает плантация во всей своей красе – почти тысяча двухметровых растений. Их корни погружены в пищевой раствор, а листья развеваются на ветру, создаваемом вентиляторами. Я смотрю на поле медицинской конопли стоимостью больше полумиллиона евро.

Я наклоняюсь, чтобы понюхать одно из растений. С него сыпется ворс, и запах наполнен КБД. Этот особый сорт назвали Highway Man, в честь одной из известных песен. Хейг осторожно трогает растение рукой. Лучшие части собираются вручную, высушиваются, консервируются и пакуются для продажи в одном из центров рассылки корпорации. «Через несколько дней эти растения будут готовы к сборке», говорит Хейг.

 

Медицинская травка в Голландии

С момента выдачи рецептов на медицинскую коноплю в 2003 году, около 10 000 человек воспользовались ими

В конце девяностых невозможно было удостовериться в качестве конопли, и тем, кто пользовался ею в медицинских целях, приходилось закупаться в локальных кофе-шопах. С 2003 года конопля стала продаваться во всех аптеках Голландии, но в Бельгии продажа марихуаны в медицинских целях все еще запрещена. Обязанность взвешивать обрабатывать и проверять качество продукта была возложена на Бюро Медицинской Конопли (БМК) в Гааге.

Мы надзираем за производством конопли в медицинских и исследовательских целях, говорит Катерина Сандвос, представительница БМК. Медицинская конопля должна соответствовать медицинским стандартам, не отличаться в составе и концентрации.

Медицинскую коноплю в Голландии выращивают под строгим контролем.

Выращивание конопли отводят плантациям, которые собирают урожай при условии, что большая часть их растений готова к сбору. С 2002 года Фирме Бедрокан в Веендаме дали лицензию на производство конопли, и сейчас она является единственной фирмой, у которой есть лицензия на это производство. «Мы начинали с 40 или 50 килограмм в год, но теперь мы производим примерно 700 000 килограмм, 400 000 из которых применяются в Голландии», говорит главный исполнительный директор компании Чалинг Эркеленс.

Исследователь-фармацевт Арно Хейзкамп с 2010 года занимается исследованиями в Бедрокане. «Мы пользуемся помощью пациентов, и с их помощью мы смогли разработать 6 разных сортов медицинской конопли», говорит он.

В ночь перед легализацией  конопли в 2003 году, Министерство Здравоохранения прикинуло, что примерно 10 000–15 000 пациентов воспользуются медицинской коноплей. Арно Хейзкамп и Роб Хендрик, исследователи из университета в Утрехте, исследовали частоту использования медицинской конопли в период с 2003 по 2010 год. Они обнаружили, что средний возраст пациентов – 55 лет, и кол-во женщин слегка превышает кол-во мужчин: оба пункта являются вполне нормальной тенденцией среди пациентов.

Также из исследования выяснилось, что в среднем пациенты принимают 0.7 граммов в день, на протяжение 250 дней, и никто не увеличивал дозу. Кол-во зарегистрированных пациентов было примерно 5500. Группа естественно гораздо больше, но никто не делал исследований по теме, кто выращивает коноплю сам и кто посещает Кофе Шопы. Хоть Хейзкамп не имеет точных данных, он уверен, что кол-во людей принимающих марихуану сильно возросло с 2010 года, и примерно 10 000 человек принимают медицинскую марихуану на сегодня.

Работники срезают листья, перед тем как отрезать верхушки растения на плантации в Денвере. Легализация марихуаны в Колорадо вызвало огромный прирост населения из-за переехавших туда жителей.

 

Ботаник

Из подполья (продолжение)

Хейг хочет показать мне еще кое-что, и ведет меня в плохо освещенную комнату, где выращивают молодые растения. Эти желтые кустики, в конечном счете, будут использованы в медицинских целях, и являются клонами одного растения. «В этой группе растений почти нет ТГК, но очень много КБД и других, по мнению ученых полезных химикатов, которые помогут лечить склероз, псориаз, посттравматический стресс, Альцгеймера, шизофрению и многие другие болезни. Я вижу большой потенциал в этом виде конопли, ведь в них нет ТГК», говорит Хейг, и сразу же отмечает, что в марихуане еще полно компонентов, которые толком и не изучены.

Он с любовью проводит  рукой по одному из ростков. «Это может прозвучать странно, но мне кажется, что у конопли есть сознание – ей надоела нелегальность, и теперь она рвется на волю из подполья».

 

Биохимик

Чудо-лекарство?

Многим известно, что конопля помогает раковым пациентам облегчить побочные эффекты химиотерапии – травка помогает бороться с депрессией, поднимает аппетит, ослабляет боль и повышает сонливость. Но может ли конопля лечить рак? Посмотрев в интернете, можно найти сотни, если не тысячи рассказов, подтверждающих это. Не глупо будет предположить, что скоро конопля скоро будет считаться чудо-лекарством.

Однако, хоть эти рассказы вселяют надежду, некоторые из них сфабрикованы. Тем не менее, можно найти намеки на исследования, в которых коноплю использовали для лечения рака. Следы часто ведут в одну Испанскую лабораторию, которой руководит известный биохимик Эммануэль Гузман. Вот уже 20 лет он исследует коноплю.

Николас и Родриго Лопез делают фотографии урожая на плантации в Северной Калифорнии. Братья долгое время сидели на метадоне и мотали сроки за прием и хранение наркотиков. Из-за приема этого препарата они периодически испытывают панически атаки, которые они пробуют смягчить употреблением конопли.

Я нахожу его в канторе Мадридского университета, зарисованного граффити здания на углу тенистого бульвара. Гузману около 50ти лет, у него голубые глаза и каштановые волосы, с небольшими проблесками седины. Он говорит так быстро и тихо, что я поневоле наклоняюсь вперед. Я смотрю на заголовки типа “Конопля лечит опухоль мозга”, и не понимаю логики: в интернете что только не объявляют, но доказательств этому очень мало.

На экране его компьютера видны две МРТ крысиного мозга. На правом отчетливо видна огромная раковая опухоль, вызванная инъекцией человеческих клеток раковой опухоли. Гузман наводит на опухоль, и она заполняет весь монитор. Когда я смотрю на монитор, для меня все ясно – крысе осталось жить недолго. «Это животное лечили при помощи ТГК в течение недели и вот результаты», говорит Гузман и показывает мне второе МРТ – фотографии совершенно нормальные, никаких следов опухоли. «Как видите, опухоли нет», говорит Гузман.

Гузман и его коллеги уже 15 лет работают с животными с раковыми опухолями, используя при работе с опухолями компоненты конопли. У трети животных опухоль проходит, а у трети из оставшихся – уменьшается.

Такие результаты привлекают к их работе внимание со всего света, но Гузман очень боится дать людям ложную надежду. Поэтому он зачастую создает фальшивые сообщения в интернете. «Люди – не мыши, и мы еще не знаем, сможем ли добиться похожих результатов у людей», говорит Гузман.

Гузман ведет меня через свою переполненную лабораторию. Повсюду стоят микроскопы, центрифуги, колбы и подносы.  Ученый в белом халате рассматривает ткани органов мыши под микроскопом. С виду это обычная лаборатория, но все знаки указывают на использования здесь конопли для лечения рака. Лаборатория исследует не только рак, но и разные неврологические заболевания, с главным вопросом – как КБД влияет на развитие мозга в ранней стадии.

Что касается последнего вопроса, результаты команды Гузмана вполне ясны – мыши, чьи матери были на ТГК во время беременности, показывали обычные проблемы тех, кто зависит от конопли: ослабленная координация, проблемы с общением и повышенный стресс. Когда в клетку с мышами бросали плюшевого кота, «конопляные» мыши пугались, в то время как нормальные мыши оставались спокойными.

Внучки Мари Швартинг помогают ей подготовить почву для посева конопли на легальном семейном участке в штате Вашингтон.

Также в лаборатории исследовали, как компоненты конопли и КБД вроде анандамида, защищают наш мозг от вредоносных физических и психических травм. «Некоторые вещи мы не хотим забывать, но вещи вроде ужасных или неважных событий мы стараемся забыть», говорит Гузман. «Это похоже на жесткий диск компьютера – время от времени там проводится зачистка. Войны, травмы, неприятные воспоминания лучше забыть, такие вещи вредят здоровью. КБД несомненно являются хорошими подавителями плохих воспоминаний».

Однако из всех исследования Гузмана, раковые опухоли привлекают больше всего внимания, особенно этим исследованием заинтересованы фармацевтические компании.  После годов исследований, он может с уверенности заявить – сочетание ТГК и КБД вместе с темозоломидом (достаточно успешное средство для борьбы с раком) имеют самый высокий шанс борьбы с раком головного мозга у мышей. Исследования показали, что коктейль из этих трех элементов атакует раковую клетку одновременно, что не только прекращает ее разрастание, но и заставляет раковую опухоль самоуничтожиться.

На сегодняшний день, университет Святого Джеймса проводит революционный эксперимент – нейроонкологи лечат пациентов с резко прогрессирующими раковыми опухолями при помощи темозоломида и Сативекса – спрея на основе ТГК и КБД.

Гузман предупреждает о возможности плохих результатов, но в то же время рад первому шагу в сторону тестирования лекарств на людях. «Мы должны придерживаться фактов, но в конечном счете, при получении новой информации общественное мнение сформируется по новой: корпорации, спонсирующие выращивание конопли, уже знают, что медицинскую коноплю и ее потенциал в медицине нужно воспринимать всерьез», говорит Гузман.

«Может ли конопля помочь нам в борьбе с раком», спрашиваю я Гузмана. «Я в этом уверен», отвечает он.

 

Воспитатель

Медицинские мигранты

Ей было 6 месяцев, когда все началось в 2003 году. Поначалу это назвали инфантильными спазмами – Аделин Патрик плотно прижимала руки к телу, ее лицо сжималось от страха, а глаза метались по комнате. Ее мозг испытывал повышенную активность, как будто там бушевал электромагнитный шторм. «Это был просто какой-то кошмар, ты видишь, что твоему ребенку больно, но ничего не можешь сделать, чтобы облегчить боль», рассказывает мать Аделин Меган.

Меган и ее муж Кен поехали из своего дома в юго-западе Майна в Бостон, чтобы проконсультироваться с местными неврологами. Там им рассказали, что причиной спазмов их дочери является шизэнцефалия, прирожденный дефект мозга – одна из половин мозга не развилась полностью на эмбриональной стадии, что привело к анормальной кисте в мозге. Это заболевание также часто сопутствует недоразвитием глазного нерва, что также было найдено у Аделин.  Из-за этого взгляд часто метался по сторонам – создавалось ощущение слепоты. Аделин испытывала это 30-40 раз в день. «На это было невозможно смотреть, мы боялись, что произойдет что-то похуже», говорит Меган.

По совету врачей родители стали пичкать Аделин большими дозами анти-эпилептических препаратов. Это помогло уменьшить кол-во припадков, но из-за этих препаратов Аделин стала постоянно спать. «Мы перестали видеть Аделин, она целыми днями лежала в кровати как тряпочная кукла», рассказывает Меган.

Дамариз Диас проверяет запах марихуаны в одном из месте раздач в Лос-Анджелесе. Ученые изобрели много новых видов конопли с увеличенным кол-вом ТГК. Прием конопли с высоким содержанием ТГК может нанести серьезный вред здоровью.

Меган преподавала в начальной школе, но ушла с работы, чтобы заботиться о дочери. В течении следующий девяти месяцев Аделин 20 раз отвозили в больницу.

Когда родители ее мужа предложили медицинскую марихуану в качестве лечения, она отреагировала негативно. Она считала марихуану нелегальным наркотиком, однако решила изучить вопрос по просьбе свекра и свекрови. Она нашла много рассказов об успешном лечении при помощи КБД, который являлся неплохим средством в тяжелых случаях. Хоть медицинская литература не охватывает всю человеческую историю, но она уходит довольно далеко вглубь: в 1843 Британский ученый Вильям о’Шагнесси опубликовал статью, в которой наглядно описал, как конопляное масло положило конец спазмам у одного ребенка.

В сентябре 2013 года, Меган и ее муж посетили детского невролога Массачусетской больницы в Бостоне Элизабет Тиль. Она работает над исследованием применения КБД в тяжелых случаях эпилепсии у детей. По закону, Тиль не могла выписать рецепт на Аделин или посоветовать лечение коноплей родителям, и она попросила взвесить все возможные варианты.

Для этого Меган встретилась в Колорадо с родителями, чьи эпилептические дети принимали Паутину Шарлотты – вид конопли, названный  в честь Шарлотты Фиги, которая позитивно прореагировала на конопляное масло, не содержащее ТГК, о много КБД, производимое в Колорадо Спрингс.

Меган была впечатлена тем, что увидела в Колорадо – производители пытались максимально проинформировать покупателей о товаре, родители помогали друг другу решать проблемы, производители работали быстро и эффективно, что означало быстрое производство качественного масла. Колорадо Спринг превратилось в своего рода Землю Обетованную с медицинскими иммигрантами – сотни семей, дети которых страдали от опасных для  жизни болезней, переехали в Колорадо. Эти люди называют себя Медицинскими Беженцами – почти все они, до переезда в Колорадо, жили в городах, где хранение и ношения наркотиков было нелегальным, и их могли арестовать за попытку лечить своих детей коноплей.

Меган стала давать своей дочери масло с высоким содержанием КБД, и приступы у Аделин почти полностью прекратились. Когда Меган перестала давать своей дочери предыдущие лекарства, она как будто вышла из комы. «Это может показаться мелочью, но ничто не радует больше, чем слышать смех своего ребенка после долгих месяцев тишины», говорит Меган.

В начале 2014 года семья решила переехать в Колорадо, чтобы присоединиться к движению. «Нас не пришлось долго уговаривать, если бы на Марсе стали бы выдавать лекарство, которое помогло бы Меган, я бы начал строить космический корабль в своем заднем дворе», говорит муж Меган.

Я встречаюсь с семьей на крыльце их нового дома в Колорадо в конце 2014 года. С Аделин все как нельзя лучше – с момента приема КБД масла ее ни разу не отвозили в больницу. Хоть она и испытывает приступы 1-2 раза в день, они почти незаметны. Она больше не дергает глазами. Она смеется и учится шитью, так же она учится говорить.

По мнению Ким Кларк, ее 11-летний сын Калден, страдающий от эпилепсии, хорошо реагирует на конопляное масло с большим содержанием КБД.

Те, кто выступают против лечения коноплей, заявляют, что люди вроде родителей Аделин используют своих детей, как подопытный скот, и что еще недостаточно проведено опытов. «Я согласна, побочные эффекты КБД еще толком не исследованы, но если бы я не согласилась на лечение, Аделин не смогла бы наслаждаться нормальной жизнью», говорит Меган.

Меган также указывает на то, что никто не волновался насчет побочных эффектов тех лекарств, которые ей выписали доктора до того, как она воспользовалась медицинской коноплей. «Страховка оплачивала это лечение, никто не задавал неловких вопросов, но оно превращало моего ребенка в зомби, создавало зависимость, и было, по сути, смертельно; тем не менее, оно абсолютно законное», говорит Меган.

Изначально, Тиль приняла результаты первого применения КБД с волнением, ведь это не чудо-лекарство которое работает во всех случаях. Тем не менее, она была рада положительному результату. «Некоторые дети принимают это средство уже больше года, и не испытывают никаких приступов», заявила она.

Сейчас семья как никогда счастлива – они вырвали свою дочь из лап болезни. «Если бы мы не прошли через все это, мы бы никогда не поверили бы, что медицинская конопля настолько полезна», говорит Меган, «это не значит, что мы считаем коноплю эквивалентом волшебной палочки, но каждый невролог Америки должен хранить ее в шкафу с лекарствами».

 

Генетик

Поговорим о генах

«Это очень интересное растение – оно существует уже миллионы лет, и является одним из первых растений, культивированных человеком. И все же, мы почти ничего о нем не знаем – где оно появилось впервые, как оно обрело свои свойства, сколько есть различных сортов».

Этими вопросами задается эволюционный биолог Нолан Кейн. Мы стоим в лаборатории Колорадского Университета в Болдере и смотрим на 10 ростков конопли, которые Кейн купил для исследований. Эти веретенообразные, высокие растения сильно отличаются от растений на ферме Хейга. Как и все почти все виды конопли, у этого вида очень низкий уровень ТГК.

Они выглядят почти угрожающе, находясь в закрытой лаборатории под наблюдением ученых и правительства. Сейчас Кейн наконец-то может собрать урожай. Остальная часть его исследований состоит из исследования ДНК конопли, которую для него собирают поставщики из Колорадо, по его специальной технике.

Кейн разглаживает лист одного из своих растений, и вслух удивляется решению Американского правительства. «Волокно из конопли имеет отличное качество, конопля это растение с большой биомассой, которое удобряет землю без большой необходимости удобрений: поэтому мы годами импортировали тонны конопли из Китая и Канады, и, несмотря на все это, Федеральное правительство запрещает растить коноплю!» восклицает Кейн. «В некоторых местах Американские фермеры могут наблюдать целые поля конопли у своих Канадских соседей, которые приносят им немаленькие деньги».

Кейн – генетик, и исследует ДНК конопли. До этого, он изучал шоколад и подсолнух. В ходе последнего исследования он открыл ДНК размером в 3,5 миллиардов нуклеотидов. Сейчас он хочет сделать то же самое для конопли, и хоть ДНК конопли куда короче подсолнуха (примерно 800 миллионов нуклеотидов), его завораживает это растение.

Невролог в Нью-Йоркском университете Орин Девински проводит необходимые эксперименты с пациентами, страдающими от эпилепсии.

На сегодняшний момент уже существует примерная модель ДНК конопли, но она состоит из всего лишь 60 000 нуклеотидов. Кейн хочет показать миру полную картину, и поставить кусочки мозаики по местам. «Сейчас мы смотрим на книгу, станицы которой разбросаны по всему полу, и я хочу внести ясность и разобраться, как правильно организовать все страницы, чтобы получилась история», говорит Кейн.

Результатов его работы ждут с нетерпением, и давление на ученого очень велико, ведь результаты этого исследования сильно повлияют на мир. Когда мозаика будет собрана, ученые смогут разобрать генетический код по его составным и создать новые виды конопли.

Кейн с энтузиазмом показывает мне лабораторию. «В науке часто строишь свою работу на знаниях другого ученого, но с коноплей все иначе – здесь мы занимаемся пионерскими исследованиями, ведь мы расширяем наши знания и понимание не только об этом растении, но также и о нас: мозговые волны, неврология… мы обнаруживаем новые компоненты, и наша работа влияет на все – от медицины до создания биологического топлива, и даже диету: теперь известно, что семена конопли можно использовать для создания богатого белками масла», с гордостью заявляет Хейн.

Конопля обещает бесконечно много возможностей.

 

Печатная версия: National Georgaphic, июнь 2015
Источник:
http://www.nationalgeographic.nl/artikel/beter-met-cannabis
Автор текста: Hampton Sides
Перевод ©
spletnizza.com 2016