Голову с плеч

Слева сверху направо – Суфиан держит в руке вафли. Погибший мученик Абубакар. Рытье могилы. Труп погибшего мученика Мурада  Массали закутанный в одеяло. Абдуллай позирует с оружием. Кадр из фильма «О, Алеппо».

Суд расследует дело группы  жителей из Гааги в самом большом джихадистском процессе за историю Голландии.  С информацией, взятой из проверенных источников, рассказ пойдет о подстрекателях, вербовщиках и боевиках в Сирии.

При просмотре видео у полицейского агента из Гааги Сильвии бегут мурашки по коже – перед расстрелянным зданием в Алеппо стоят два джихадиста в камуфляже и с Калашниковыми наперевес. «Как видите, дома наших сестер и братьев ежедневно обстреливают с вертолетов, говорит один из мужчин». Он аккуратно выбирает слова: «Если мы не будем с ними бороться, братья, то кто будет?!» Этот теплый голос, этот мягкий акцент, эта четкая дикция – Сильвия уже слышала этот голос.

Демонстрация у Двора.

Как полицейский, Сильвия знала много марокканских парней из района, где она работала. Сейчас она разговаривает с Ахмедом Ф. В 2013 году его брат Биньямин уехал в Сирию. «Голоса двоих братьев очень похожи», - замечает Сильвия: «полиция уже долгое время изучает телефонные звонки семьи, чтобы больше узнать о тех, кто уезжает в Сирию». Агент берет фото подозреваемого, и теперь она уверена наверняка – хоть черная маска на видео позволяет увидеть только глаза, если приглядеться, можно заметить небольшой дефект у левого глаза. Это Биньямин.

21-летний голландец отсутствует уже больше года. Вместе со своим закадычным другом Аз Эддином они последовали за Нурэдином, который уехал в Сирию несколько месяцев назад. Их путешествие в Сирию  вызвало переполох – отец Нурэдина стал причиной беспорядка в мечети, а члены семьи подали заявление о вербовке их сына. Их обвинения были на только одного человека – Азедина, также известного как Абу Мусса, известная личность в районе среди мусульманской молодежи. Родители уверены, что Абу Мусса являлся причиной отъезда сыновей.

Нурэдин был завербован Аз Эддином, говорит одна из матерей по телефону год спустя. Верно, он был другом моего сына, говорит вторая мать. Он пошел и записал моего сына в список Аз Эддина и увел его за собой!

Распознание Биньямина как джихадиста в Алеппо – одно из многих расследований по джихадистам, под названием Контекст, которое было организованно по просьбе полиции в 2013 году. На сегодняшней день Контекст является самой большой группой в Голландии по расследованию мусульманского экстремизма. По распоряжению суда МВД в год может представить до десяти подозреваемых, которые в сентябре предстанут перед судом. Однако из проведенных исследований всплывает куда больше имен, с сетями по всей стране. У Контекста по этим данным три огромные папки с десятками тысяч страниц материалов.

Весельчаки в суде решили придумать каждому подозреваемому кличку на основе еды и вкуса – Ваниль, Шоколад, Груша, Клюква, Соленый, Пресный и так далее. Что куда интереснее, так это действия с данными МВД – они всеми усилиями пытаются выставить Абу Мусса и его последователей как радикальных мусульман, вместе формирующих террористическую организацию, распространяющую ненависть по всей Гааге и ее окрестностям, вербующую молодых ребят для войн во имя джихада и побуждающую их уехать на поле боя и заниматься терроризмом.

МВД использует сообщения из Фейсбука и Твиттера как доказательство своих обвинений, однако они также добывают информацию “по старинке” – прослушивание, наблюдение, запись телефонный разговоров и жучки в автомобилях. Как и в любых делах, связанных с терроризмом, МВД помогают секретные службы, которые следят за мусульманами в Гааге уже долгое время. Однако все современные техники слежения не сравнятся с вкладом полицейских агентов, которые буквально являются глазами и ушами закона.

Возьмем, к  примеру, полицейского Йоста (вымышленное имя). 24 июня 2012 года он входит в помещение, где уже давно обжились вербовщики. В подвале его тепло встречает наш позже главный подозреваемый Абу Мусса. На кухне заваривается чай и стоят разные сладости. Йост снимает ботинки и входит в молельный зал, где его встречают джихадистские флаги, развешанные по стенам. В тот вечер ультра ортодоксальный голландский имам Абу-Джаббар ван де Вен читал речь, объясняя, что люди вроде Абу Муссы помогают слабым людям жить правильно, не переставая критиковать Герта Вилдерса и особенно Америку, разносящую по всему миру демократию заодно с бомбами. Вскоре в помещение заходят около двадцати человек, и Йост понимает, что ему не рады. Он быстро прощается и добавляет новую запись в свой дневник – продолжать вести контакт. «У него есть мой телефон, поэтому он всегда сможет до меня дозвониться».

Записи Йоста велись под грифом «очень надежно». Место сбора радикалов, также известное как Двор, является местом обращения в Мусульман – мужчины в традиционных нарядах посещают большие города и маленькие деревни. На профессионально смонтированных видео они по-дружески беседуют с жителями о религии, словно исламские Свидетели Иеговы.

Но некоторые из прихожан неожиданно перестают приходить, так как они уезжают в Сирию – Нурэдин и Абдула уехали в 2012ом, а в 2013 за ними последовали Биньямин и Аз Эдин. Позже к ним присоединились Тайс и Хатим. Фотографии с ними были найдены  на флэшке Абу Муссы. На фотографиях изображены люди, фанатично слушающие вербовщика. На других фотографиях парни вместе едят пиццу в молельне.

Поедание пиццы в Дворе.

Именно тут, в Дворе, радикализировали молодых ребят вроде них, предполагает полиция. Родители же сыновей в этом уверены – их дети были завербованы людьми вроде Абу Муссы и Мураты Офкели (также известный как Ибрагим Турок, убитый в Сирии) – они внезапно стали носить традиционную одежду, посещения во Двор стали частыми и дети отдалились от семьи.

Утром в среду апреля 2013ого года Юсуф зашел в полицейское бюро, чтобы предъявить обвинение в вербовке своего брата Абдулы на войну в Сирию. Абдула никогда не был приличным братом – он пил и курил, не имел работы и был должен денег. Он принял решение улучшить свою жизнь, и оказался в Дворе, где углубился в изучение веры с другими людьми. Юсуфа это озадачило, ведь их семья никогда не была очень религиозной. По его мнению, Абдула пошел по этой тропе, потому что люди вроде Абу Муссы вновь дали его жизни хоть какое-то значение.

Юсеф тоже считает Абу Мусса источником проблем: многие мусульмане, чьи сыновья ушли в Сирию подали заявления на Муссу в тот месяц. Эти заявления стали началом для расследования под руководством Контекста, и сейчас у них уже больше двадцати подозреваемых. Однако эти наступления на вербовщиков сильно влияют на общественное беспокойство, и из-за внезапных отъездов в Сирию Отдел по Международной  Борьбе с Терроризмом изменил уровень угрозы с «Незначительной» до «Существенной», по причине того, что бойцы из Сирии готовят джихадистов в странах Европы.

Странности и ухудшения в поведение мусульманской молодежи замечают не только их родители, но и местные полицейские – 12 апреля 2013 года один из агентов услышал, что родители Усамы отобрали у него паспорт, так как боялись возможности его отъезда в Сирию. Во время разговоров Усама говорил, что хотел поехать в Сирию сражаться за правое дело и даже контактировал с тамошними вояками. Дети в районе очень высоко отзывались о “Господине Усаме” – он преподавал Коран три раза в неделю. Детей часто били на таких занятиях палкой по рукам.

Горожанину, который слушает, развесив уши, пьет кофе, все это кажется частью какой-то криминальной драмы. Между тем полиция в Гааге ищет улики в соцсетях: фильмы на Ютубе, домашние видео, вебсайты, сообщения на Фейсбуке и в Твиттере, а также авторские программы по телевидению. С помощью полученных данных МВД хочет показать, что вербовщики отождествляют войну в Сирию с рекламой роли праведного смертника среди молодежи. И поэтому, когда цитаты Абу Муссы и Суфлана будут представлены в газете, они не будут изменены: «Мы живем для того чтобы умереть.  Умирать не страшно. В исламе, лучший способ умереть – умереть как мученик.» Мало кто знает, что двоих мужчин задержали на секретном военном объекте в Греции неподалеку от Турецкой границы с картами и тысячами евро.

Их слова имеют особый вес, потому что примерно в это же время джихадисты начали выигрывать в Сирийской войне, а в 2013 году была основана ИГИЛ. Это были знаки начала полномасштабной радикализации ислама и основания Калифата. Они стали символом воодушевления для радикальных мусульман, которые вещают перед телефонами и камерами о святости их миссии.

Как эти события обостряют отношения можно ясно увидеть 8 сентября 2013 года – около 40 радикальных мусульман собралось на спортивном поле в одном из районов Гааги, чтобы поиграть в футбол и поесть шашлык. И так напряженную и неясную атмосферу осложняют вымпелы со словами пророка, также названные СМИ флагами Аль-Каиды. Группа серьезно настроенных полицейских врывается в толпу, и в агентов закона начинает сыпаться поток оскорблений и унизительных кличек.

На заднем плане виднеется флаг ИГИЛ.

Однако роль молодого Усамы, также известного как Абу Язид на этом мероприятии интересует исследователей из Контекста куда больше, чем разгон самого мероприятия. Когда ему дают слово, все на поле затихают: «Посмотрите на Сирию. Посмотрите на Сирию, братья. Со всех концов света люди съезжаются в Сирию, дабы защитить наших братьев и сестер. Со всего мира, с каждой страны. А эти полицейские, они не могут просто так это оставить. Каждую неделю наши братья и сестры уезжают, а они пытаются   этому помешать. И слава Аллаху, у них не получается.»

Эти слова, сказанные в публичном месте, навевают подозрения о подстрекательстве, и их записывают в досье данных подозреваемого. Некоторые действия, например шествие с фотографиями лидеров Аль-Каиды в апреле 2014 года, не вызывают у полицейских особых сомнений насчет мотивов. «Казни должны происходить, и это факт», сказал Абу Мусса, запрашивая разрешение на протест 18 июня 2014 года. «От этого не отвертеться – Голландия уже достаточно убила иракцев и афганцев в целях самозащиты».

Рудольф. Настоящее имя – Абу Саид.

Посты на сайте dewarereligie.nl, которым заведуют Абу Мусса и его помощник Рудольф (также известный как Абу Саид), являются столь же провокационными – под заголовком “Я вербую, ты вербуешь, мы завербовали” Абу Мусса пишет: «Предположим, тут будет написано, что мусульманские парни были завербованы. А что дальше? Полиция и суд должны будут быть необычайно умны, чтобы лишь с одним доказательством обвинить кого-то в вербовке. Они и секунды не продержатся в суде».

Более чем ясно, что писатель в курсе о слежке за ним. Однако, он словно опьянен чувством неприкосновенности, как будто свобода слова в Голландии не имеет никаких границ. Тем не менее, его слова стали использовать против него самого – по словам МВД, его слова в открытую возвеличивают джихад и ИГИЛ. Хоть это, по сути, и не наказуемо, по мнению суда, эти высказывания несут в себе подстрекательный характер, а за это можно и загреметь в тюрьму. А чем еще являются сообщения Абу Муссы на Фейсбуке, где он приглашает своих братьев по вере посмотреть видео ИГИЛ об их службе мусульманам в Сирии, если не подстрекательством? При просмотре видео, полиция видела такие кадры как расстрел пешеходов из автомобилей, нападения на военные объекты с самодельными бомбами, казни, обезглавливания, стрельба по людям с дальнего расстояния и уничтожение паспортов. Это видео, и ему подобные являются сборкой шокирующих и очень жестоких сцен.

Схема “криминальной организации с террористическими намерениями”

Однако хватит ли этого всего, чтобы арестовать Абу Мусса и других подозреваемых, и предъявить им обвинение в вербовке? Действительно ли эти мужчины сознательно убеждали молодых людей бросать все и уезжать в Сирию?  Хоть Госдепартамент и полиция собрала огромное количество впечатляющего материала, предъявить обвинение в вербовке, основываясь на этом материале, не получится – обвинители из семей не являются свидетелями, никто точно не знает, кто вербовал кого. Даже Ахмед, самый важный свидетель для МВД, не может предоставить неопровержимых доказательств. По его словам, братья Абу Мусса и Абу Язед промыли ему мозги и говорили, что это обязательство мусульманина – идти в Сирию и сражаться. Если есть любая возможность поехать в Сирию – надо ехать. Однако Ахмед также добавляет, что во время разговоров не Мусса, не Язед не говорили ему – иди в Сирию. Когда Ахмед спросил у Суфиана, одного из подозреваемых, поехал бы он в Сирию, тот ответил – такие вещи обсуждают за закрытыми дверьми, а не при всем народе.

- Салам Алейкум, говорит Суфиан в телефон.

- Алейкум Салам, отвечает Хатим из Сирии, недалеко от границы с Турцией.

- Тот парень, он все еще ждет, знаешь ли.

- Да, я знаю. Я послал ему смс-ку, и заберу его, как только смогу, не позднее завтра. Но проблема в том, что это решает Абу Лейт, а у меня нет телефона этого контрабандиста при себе.

- Позвони ему, парень сам не свой от страха. Слышишь меня?

- Что?

- Я говорю – позвони ему, он паникует.

- Не вопрос, вот только связь плохая.

Полиция предполагает, что темой разговора является 19-ти летний Абдулахим, который уехал в Сирию 5 октября 2013 года, и в панике ждет машину на границе. Еще месяц назад парень посещал мечеть, где Усама вещал о Сирии. Незадолго до своего отъезда Абдулахим созванивался с Усамой.

По словам родителей, это было надето на Абдулахиме в день его отъезда.

Записей подобных звонков полно в досье. Вербовка ли это? Неясно. Ясно то, что парни из Гааги, Зутермера и Делфта помогают друг другу пересекать границу Турции и Сирии. С 2013 года, все они предположительно приходят в одно место – тренировочный лагерь Мажлыса Шуры-аль-Муджахида в Алеппо. Организация состоит из сотен джихадистов под руководством Абу Асира, и является приоритетом ИГИЛ в Сирии. В телефонных разговорах бойцы, размещенные в Голландии, называют Абу Асира эмиром. Вернувшийся из Сирии главный подозреваемый в процессе Шариат Для Бельгии Еюн Бонтинк был в этом лагере, и опознал много подозреваемых Контекстом по фотографиям. По словам Бонтинка, голландские мусульмане жили в одном доме.

Голландцы в течение месяца сражались плечом к плечу в районе Алеппо по окончании тренировок. По телефону джихадисты часто обсуждали боевые действия -   Шалид подорвал два танка, Аниса чуть не переехал танк. Напарник Аниса получил ранение лица и потерял оба глаза.

По словам самих джихадистов, смерть мученика является для них самой главной целью в жизни – Мурад воюет с войсками Ассада с марта, Джорди записывает на видео похороны собрата по оружию, Суфиан размещает пост на Твиттере и на dewarereligie.nl о подвигах Абу Басера. Джорди позже вернется в Голландию, сожалея о содеянном.

Позже к этой группе присоединяются новые люди – в августе 2013ого Садик Сба, герой в глазах своих друзей, отправляется на фронт.  За два года до этого он попытался уехать в Сомали, но в итоге попал в марокканскую тюрьму. По мнению экспертов, протесты с требованием освободить Садика, организованные Абу Моссой, послужили причиной популярности Садика.

В сентябре того же когда уехал разносчик пиццы. Известный под кличкой Пицца Суфиана, он при помощи Хихама, одного из подозреваемых Контекстом людей, отправился в Сирию. Суфиан рассказал, что разносчика пиццы пристрелили во время вахты, и теперь считают шахидом.

Чего только не рассказывают про войну в Сирии – павшие товарищи, курение анаши, улыбки на лицах погибших. В разговоре с Суфианом, парень по имени Чахид признается, что еще ни разу не курил анашу, но обязательно попробует. Особо странной является история про погибшего бойца – когда его тело принесли к его жене для прощания, он улыбнулся!

К его большому сожалению, Суфиан на момент этих рассказов находился в Голландии, но в конце 2012 года ему удалось добраться до Сирии через Германию. Там он воссоединился со старыми друзьями, стал активно появляться на своей странице в Фейсбуке и Твиттере с сообщениями вроде “Горд оказаться в Сирии”, и фотографиями с оружием, гранатами. Суфиан создает облик военного репортера, и часто записывает свои похождения на видео, и даже записывает фильм, который назвал «О, Алеппо» – бомбардировка и разрушенные дома, мертвые солдаты противника, которых он называет проклятыми куфарами, стрельба по дальним мишеням. «В такие моменты кажется, что Аллах стоит рядом с тобой», пишет Суфиан.

Не только Аллах, но и все его собратья по оружию из Голландии всегда рядом с ним. По крайне мере, по телефону, Скайпу и почте. Некоторые из парней знают, что за ними следят власти, и как юные шпионы общаются в черновиках – не отправленных письмах, которые автоматически сохраняются почтовым ящиком. Для этого они создают отдельный аккаунт на двоих и  запоминают общий пароль.

Но Суфиан и его друг Рудольф не всегда настолько осторожны, ведь им нужна публика для «О, Алеппо». При прослушивании их разговоров становится ясно, что Суфиан работает полным ходом – он хочет, чтобы Абу Мусса посмотрел фильм, но у него нет Фейсбука. Поэтому премьера фильма проходит 24 июня 2014 на Фейсбук-стене Шаама аль Махима. Абу Муссе понравился фильм.

Для МВД слежка за связью между подозреваемыми является самым главным заданием. Важно все – от номеров до самих разговоров. Это важно не только для получения информации, но и для доказательства того, что мужчины работают вместе, а не поодиночке. Кроме обвинений в подстрекательстве и вербовке МВД хочет доказать, что люди работали как организация террористического характера.

То, что подозреваемые пытались увеличить свою целевую аудиторию, становится ясно при осмотре квартиры Суфиана – при обыске специалисты нашли дневник, где описывалось создание новой организации: dewaarheid.nl. Аналитики в полиции поняли – Суфиан и его собратья по религии хотели создать платформу для распространения радикальных идей. В заметках Суфиана видны планы для создания команд для работы с прессой, финансами, команд пропаганды и действия. На таблице, расположенной рядом, видны похожие распределения для организаций по городам около Гааги. Эта интересная находка доказывает связь между якобы независимыми джихадистскими группами, которые так досаждают Голландским властям.

Полиция думает, что Суфиан продолжает миссию Двора, где также были найдены планы по распространению групп по крупным городам Голландии, вроде Арнема и Роттердама. Подозреваемые хотели привести план в исполнение еще в 2012 году, но ситуация в Сирии повлияла на планы, и 6 из 9 организаторов, включая Суфиана, покинули страну.

Однако планы никуда не делись, и Абу Мусса решил взять инициативу в свои руки – в декабре 2013го он выступает с тщательно подготовленной презентацией, как будто рекламируя бизнес. Он назначает Усаму эмиром и обсуждает планы на будущее. В прослушанном разговоре с женой Абу Мусса признается, что намеренно назначил Усаму эмиром – так у него самого будет больше возможности разжигать пламя в сердцах его голландских братьев по религии.

Летом 2014 МВД находит возможность арестовать Абу Муссу – 28 августа он и его жена арестованы в Германии. Они пытались добраться до Сирии через Германию на автомобиле. Полиция сразу же приступает к сбору улик – машину перевозят в Нидерланды и осматривают. Найденный там текст под заголовком “люди устали от террора, вместе с ИГИЛ мы будем противостоять Шиито-Сионистскому террору” был найден в папке, обнаруженной в квартире Абу Муссы, содержащей флаги ИГИЛ и джихадистскую литературу. Добавляет в дело интереса связь между Абу Муссой и убийцей режиссера Тео ван Гога Мохаммедом Бори.

В квартире Абу Муссы полиция находит разные книжки про походы, и детальную карту Бельгийских Арденн. Фотографии указывают на то, что Абу Мусса со своими друзьями уже раньше пользовался этим маршрутом – на фото путешественники в Сирию упражняются в лесу, перетаскивая носилки. В квартирах других подозреваемых тоже нашли предметы для выживания, а в квартире Рудольфа нашли электронную книгу “Как боец готовится к джихаду”.

В 2014 из халифата начинают поступать советы – на Фейсбук-стене Хатим составил список вещей, которые необходимо взять с собой: головная лампа, которая понравится каждому, теплая шапка для холодных сирийских зим. И рюкзак для патронов, запчастей и, самое главное, конфеты – с ними веселей.

Хатим также знает места, где закупить оборудование: джихадист даже оставляет ссылки на интернет магазины. Товара закупают сполна – год назад один из полицейских получил звонок о большой группе людей, который купили горную обувь и костюмы. Когда владелец магазина увидел видео из боевых зон в Сирии, и увидел свой товар, он перепугался.

Что здесь, что в Сирии, собратья по религии поддерживают тесную связь, в этом сомнений нет – джихадист из Гааги Анис поддерживает тесный контакт с Абделкаримом из Арнема. Абделкарим хочет забрать своего брата с собой в Сирию, но тот должен сначала пожениться. Вот только проблема – в Арнеме нет имама, который согласится на проведение обряда. Абделахим спрашивает совета у Аниса, а тот у Суфиана, и тот организует свадьбу. Однако в день свадьбе Суфиан забывает про обещание, и должен быстро одеться и принять душ, пока 20 гостей ждут в прихожей.

 Все это походит на своего рода братство, у которого даже есть девиз – поймаю пулю за своего брата, чтобы стать мучеником. Однако на первый взгляд в дружном обществе все же бывают разногласия – в 2013 году между джихадистами из ИГИЛ и Аль-Нусры завязался конфликт. На закрытых страницах в Фейсбуке разгорелась дискуссия, с Абу Муссой и Суфианом в роли админов. Абу Мусса – строгий приверженец ИГИЛ, и не потерпит никого из Аль-Нусры.

Тем временем, в Сирии царит хаос, и между джихадистами растет разногласия. «Братья стреляют там друг по другу, это может быстро выйти из-под контроля», говорит Анис в разговоре с Хихамом. Они опасаются, что их друзей могут ликвидировать, но лидер Аль-Каиды Аль Завахири взял на себя инициативу завоевания Сирии, и приказал ИГИЛ ограничиться Ираком, к большой радости Аниса – в Ираке у него больше друзей, и больше дружелюбных имамов. Следовательно, шанс что тебя пошлют умирать на поле боя сильно уменьшился. Однако, лидер ИГИЛ Абу Бакр Аль-Багдади был недоволен решением, и вновь начал воевать в Сирии отдельно от Аль-Каиды. Сейчас он вместе с Аль-Нусрой занял оборонительную позицию, и по видеоматериалу, снятому в руинах Алеппо, можно предположить что Нурэдин, Беньямин и Аз Эдин воюют на стороне Аль-Нусры. Однако Тайса и еще пять подозреваемых Контекстом можно найти на видео с солдатами ИГИЛ, что наводит на мысль – большинство ребят из Голландии сражаются за ИГИЛ.

С 2013 года их друга Чахида больше нет ни на одной из фотографий – он взорвал себя с ранцем набитым взрывчаткой. Его мотивы неясны, но полиция подозревает, что Чахид решил принести себе славу после отъезда эмира из Сирии.

С каждым днем война в Сирии становится все более жестокой – казни и расчленения учащаются, джихадисты размещают видео с сотнями казней, и полиция видит все больше жестокости в записанных разговорах. Чахид рассказал Суфиану, как он зарубил сдавшегося солдата на глазах у своих друзей.  Хоть обвинение в палачестве не висит ни на одном из подозреваемых, у полиции есть для этого достаточно данных – Абдула разместил видео, где прижатого к земле мужчину допрашивают и, под выкрики толпы, отрубают голову. И Абдула не единственный, кто размещает подобного рода вещи в интернете – досье на подозреваемых битком набиты пугающими фотографиями расчленённых и сожженных людей. Предполагают, что эти фото сделал Тайс. В одном из постов в Фейсбуке Хатим написал – ничто не наполняет меня радостью больше, чем обезглавливание французов. «Был бы я сейчас в Голландии», мои руки были бы по локоть в крови.

В сентябре дело Контекста предстанет перед судом в Гааге. Главным вопросом будет -  являются ли подозреваемые вербовщиками террористической организации, или военными преступниками. Семь подозреваемых сейчас в Голландии, Аниса и Хатима разыскивает Интерпол, а Суфиан и Дрисс предположительно умерли.

Между тем, семьи ушедших в Сирию со страхом ждут новости о своих родственниках – все молятся за возвращение, за второй шанс в Голландии. Все боятся, что их любимых сыновей и братьев убьют в Сирии. Полиция пытается успокоить членов семьи и рассказывает о проекте, в котором молодых людей отучают от радикальности. Но семьи это не сильно успокаивает.

Апд:


10.12.2015 - день суда над гаагскими наемниками-джихадистами. Приговор по результатам слушания:

Абу Мусса – 6 лет тюрьмы
Рудольф – 4 года тюрьмы
Суфиан – погиб в Сирии, приговор не вынесен
Анис – 6 лет тюрьмы
Хатим – 6 лет тюрьмы
Усама – 6 лет тюрьмы

На сегодня  широко обсуждается вопрос об обосновании юридической базы для лишения наемников-джихадистов гражданства. 

 

Печатная версия: Vrij Nederland #13, 28 maart 2015
Источник:
https://www.vn.nl/weet-je-kop-er-af/
Автор текста: Jaco Alberts, Harry Lensink
Перевод
© spletnizza.com 2016

Жизнь на каналах

400 лет назад Амстердам завершил  застройку своего пояса каналов, который в настоящее время является наследием ЮНЕСКО. Каково это -  жить сегодня в исторической и знаковой местности?

Утренняя роса висит неподвижно над водой. Покой в ранние мгновения нереальный: буквально через час узкие проезжие части у каналов забьются машинами, велосипедами, скутерами. А сейчас эта территория выглядит как покинутая съемочная площадка. На каком-то фасаде освещены окна, время от времени мимо проезжает велосипедист. С нашего судна дома на каналах выглядят еще более величественными, деревья еще более высокими, мосты еще более широкими. Только плещущаяся у носа вода тихо отражается от кирпичной пристани – дальше тишина.

Continue Reading

Туннели Газы

Работник выходит из одного из сотни контрабандных туннелей, соединяющих Газу и Египет

Самир и его брат Юсуф знали, на что шли. Юсуф погиб в 2011 году так же, как и представлял свою смерть – он был погребен под слоем земли.

Continue Reading

  • 1
  • 2